Глебова И.И.

Главная страница ~ Авторский указатель ~ Глебова И.И.
  • № 3, 2011

    • «Дворец»: как «реорганизовалось» государство в России (II)

      Статья посвящена обоснованию гипотезы, согласно которой специфику современного российского государства лучше всего «схватывает» метафора дворца, использованная В.О.Ключевским для характеристики государства, сложившегося в России после смерти Петра I. По оценке И.Глебовой, «Дворец» представляет собой не отклонение от «правильного» государства (советского «общенародного» или западного правового) и не его извращение/«ухудшение», которое при желании можно исправить, а вполне самостоятельную форму правления, вызванную к жизни новыми условиями и старыми государственными традициями. Во второй части статьи, публикуемой в этом номере (начало см. «Полития», 2011, № 2), показывается, что главным стабилизатором «дворцового» порядка является массовый постсоветский человек – прямой и ближайший наследник человека советского с его опытом, ценностными и нормативными ориентирами, стратегиями самозащиты и социального продвижения, иллюзиями, комплексами и фобиями.

  • № 2, 2011

    • «Дворец»: как «реорганизовалось» государство в России (I)

      Статья посвящена обоснованию гипотезы, согласно которой специфику современного российского государства лучше всего «схватывает» метафора дворца, использованная В.О.Ключевским для характеристики государства, сложившегося в России после смерти Петра I. По оценке И.Глебовой, «Дворец» представляет собой не отклонение от «правильного» государства (советского «общенародного» или западного правового) и не его извращение/«ухудшение», которое при желании можно исправить, а вполне самостоятельную форму правления, вызванную к жизни новыми условиями и старыми государственными традициями. В первой части статьи, публикуемой в этом номере, описываются ключевые параметры постсоветского государства, сближающие его с «Дворцом», и анализируются причины, приведшие к возрождению в России государства подобного типа.

  • № 1, 2010

    • Вопрос о власти в революциях 1917 г.: социокультурный контекст

      В статье предложена трактовка событий 1917 как своего рода контрреволюции. По мнению И.Глебовой, ослабление самодержавия, полностью очевидное в эпоху Николая II, означало его уход от моносубъектности, избавление от насильнического, деспотического комплекса. Одновременно менялся традиционный алгоритм властвования, в соответствии с которым власть сращена с лицом. Разведение персонификатора с властью предполагало заполнение властного пространства правовыми процедурами. Происходила революция во власти, в ходе которой она преобразовывалась по европейскому образцу. Для самодержавия пришло время стать более современным, по форме и по существу, и последний монарх (внутренне сопротивляясь) эту тенденцию воплотил. Слабость (по русским меркам) николаевской власти, считает Глебова, не предрекала неминуемой гибели самодержавной системы. Напротив, в ней заложен был шанс на ее преобразование. Революция против власти этот шанс похоронила, уничтожив и монархию, и самое общество – в том виде, в котором оно сложилось к февралю 1917 г. Конструирование новой власти происходило под жесточайшим давлением архаичных народных представлений, то есть в направлении, противоположном николаевскому.

  • № 1, 2006

    • Русский XX век: между смутой и порядком (часть II – От "развитого властепорядка" к смуте 90-х).

      Как считает И.И.Глебова, в определенном смысле русскую историю, в том числе и в ХХ столетии, можно рассматривать как цепь колебаний в пределах двух полюсов: Смуты и Порядка. Во второй своей статье, посвященной анализу этого ритма отечественной истории, автор прослеживает его на временном отрезке от "сталинского порядка" до потрясений 90-х годов.

  • № 4, 2005

    • Русский XX век: между смутой и порядком (часть 1 – От революции до сталинского порядка)

      Как полагает И.И.Глебова, в определенном смысле русскую историю, в том числе и в XX столетии, можно рассматривать как цепь колебаний в пределах двух полюсов: Смуты и Порядка. В первой из двух своих статей, посвященных анализу этого ритма отечественной истории, автор прослеживает его на временном отрезке от революции 1917 г. до установления "сталинского порядка".

  • № 3, 2004

    • Образы русской власти: феномен Великой Княгини Елизаветы.

      И.И.Глебова предпринимает попытку найти ответ на вопрос, чем вызвана привлекательность образа Великой Княгини Елизаветы для населения и для власти постсоветской России.