Медушевский А.Н.

Главная страница ~ Авторский указатель ~ Медушевский А.Н.
  • № 3, 2018

    • Популизм и конституционная трансформация: Восточная Европа, постсоветское пространство и Россия

      Статья посвящена анализу вклада популизма как феномена общественных настроений в динамику новейших конституцион- ных преобразований в Восточной Европе, на постсоветском пространстве и в России. Проведенное автором исследование показывает, что во всех странах рассмотренного ареала популизм дал толчок процессам конституционной ретрадиционализации, затронувшим такие сферы, как международное и национальное право, конституционная идентичность, суверенитет, формы правления, конституционное правосудие.

      Механизмы конституционной ретрадиционализации, которые задействует популизм, повсюду связаны с отказом от принципов идеологическо- го плюрализма и политической нейтральности конституционного правосудия. Но используемые в разных странах методы варьируют, охватывая весь спектр технологий конституционной ревизии — от «консервативной революции» путем созыва конституанты или проведения национального референдума до изменения преамбул конституций, внесения конституционных поправок, судебного толкования, а также широкого набора экстраконституционных механизмов. Выбор конкретной технологии или их комбинации определяется уровнем социальной поддержки популистских сил и степенью их контроля над властными институтами.

      Функции восточноевропейского, постсоветского и российского по- пулизма различны: в первом случае это способ аккумуляции протеста про- тив несовершенных институтов, во втором — форма борьбы за установ- ление правил игры, в третьем — мобилизация в поддержку действующего режима, средство его легитимации. В Восточной Европе конституционный популизм служит инструментом достижения власти, в постсоветском регионе — ее перераспределения, в России — сохранения. Отталкиваясь от этих различий, автор выделяет три варианта конституционного популизма — «демократический» (Восточная Европа), «олигархический» (постсоветский регион) и «плебисцитарный», контролируемый и направляемый самой властью (Россия).

      DOI10.30570/2078-5089-2018-90-3-113-139

      Страницы: 113-139

  • № 3, 2014

    • Основной закон СССР 1977 г.: государство и личность в эпоху «развитого социализма»

      На основе детального анализа процесса разработки и принятия Конституции СССР 1977 г. А.Медушевский вскрывает особенности советского псевдоконституционализма. Тщательно рассмотрев дискуссии вокруг важнейших положений нового Основного закона, призванных дать ответ на ключевые вызовы, вставшие перед страной вследствие внутренних трансформаций, а также изменений, происходящих на мировой арене, и их отражение в содержании итогового документа, он убедительно демонстрирует, что единственной работающей (отвечающей политической реальности) нормой советской Конституции была формула о руководящей роли КПСС. По его мнению, неспособность политической системы позднего СССР к полноценной и своевременной конституционной модернизации – урок и предостережение постсоветской политической элите.

  • № 3, 2013

  • № 2, 2012