Первые Губернаторские чтения

Главная страница ~ Губернаторские чтения ~ Первые Губернаторские чтения

Стратегия модернизации российской экономики

Тюмень, 18 ноября 2010

Тюменская областная научная библиотека им. Д.И.Менделеева, филиал Президентской библиотеки им. Б.Н.Ельцина

Лектор - академик РАН, заведующий лабораторией математической экономики ЦЭМИ РАН, зам. директора Московской школы экономики В.М.Полтерович. (Презентация).

 

Губернатор Тюменской области В.В.Якушев

Добрый день, уважаемые коллеги!

Прошло меньше месяца с того дня, когда я в своем ежегодном Послании объявил о новой инициативе – проекте «Губернаторские чтения». И вот сегодня этот проект становится реальностью.

Зачем он нужен всем нам? Затем, что интеллектуальная и общественная жизнь нашей области нуждается в новом импульсе. В создании творческой атмосферы конструктивных дискуссий – споров о будущем, о выборе ведущих к нему путей. Тюмень по праву гордится своей наукой, своей интеллигенцией, и даже еще шире – своим, как иногда сейчас выражаются, «креативным классом». Но иногда бывает нужно взглянуть на себя со стороны. Нужно поместить то, что происходит с нами, в более широкий контекст. Контекст национальный и даже глобальный. Именно это необходимо для решения той важнейшей задачи, о которой я говорил в своем Послании – задачи выстраивания целостной стратегии региональной модернизации, органично вписанной в модернизацию российскую и мировую. В течение ближайших месяцев в Тюмени выступят с публичными лекциями ведущие представители российского (а может быть, и не только российского) экспертного сообщества – экономисты, социологи, политологи… Открываются же «Губернаторские чтения» лекцией одного из ведущих представителей современной экономической науки. Это Виктор Меерович Полтерович – академик Российской Академии Наук, заведующий лабораторией математической экономики Центрального экономико-математического института РАН, заместитель директора Московской школы экономики, президент Новой Экономической Ассоциации… Я не смогу сейчас перечислить все титулы и регалии Виктора Мееровича, тем более – его публикации. Скажу лишь, что совсем недавно вышла из печати подготовленная под его редакцией книга «Стратегия модернизации российской экономики». Думаю, что нам стоит прочесть ее максимально внимательно. По крайней мере, я это сделаю непременно и всем вам советую.

В организации проекта «Губернаторские чтения» нам помогает один из наиболее авторитетных российских научных журналов – журнал «Полития», главному редактору которого, Святославу Игоревичу Каспэ, я сейчас передам слово и попрошу его выступить в роли модератора дальнейшей дискуссии. Добавлю только, что мы здесь собрались не только для того, чтобы слушать, но и для того, чтобы активно обсуждать услышанное. Надеюсь, что лекция Виктора Мееровича побудит тюменский «креативный класс» – то есть прежде всего всех вас – к живой реакции и бурным спорам. В которых, как известно, рождается истина.

 

Главный редактор журнала «Полития» С.И.Каспэ

Добрый день, дамы и господа! Коротко скажу несколько слов об идее этого проекта – и о том, почему журнал, которым я руковожу, так горячо взялся за это дело. Я хотел бы воспользоваться известным образом: подготовленной специалистами НАСА так называемой «световой картой человеческой цивилизации».

Мы видим, что Россия на этой карте выглядит как довольно редкие пятна света, окруженные темнотой. Это зрелище одновременно тревожное и волнующее; оно является наглядной иллюстрацией к проблеме российской модернизации; потому что простое визуальное сравнение с видами, например, Европы ясно говорит о том, как много еще предстоит сделать в нашей огромной стране, чтобы модернизация ее стала реальностью. Это зрелище можно воспринимать и метафорически; и самое интересное в этой картине – что, собственно, происходит в этих пятнах света, которые все-таки есть на карте России? Где зажигаются новые очаги, и насколько яркими они имеют шанс стать?

Мы в журнале «Полития» все 14 лет его существования ищем эти очаги. Наш журнал, хотя он и издается в Москве, интересует далеко не только та политика, которая делается в пределах Бульварного кольца; нас интересует российская полития в целом, то есть не столько узко понятое государство, сколько, как определял это слово Аристотель, «организация его обитателей». Мы внимательно следим за происходящим в стране. И вот в последние годы наше внимание все больше привлекает Тюмень. Потому что постепенно вырисовывается та цепочка очагов роста, обновления, если хотите, очагов того самого света – а если хотите, модернизационных кластеров – цепочка, которой предстоит вытянуть пережившую столько испытаний страну в достойное будущее. И нам кажется, что Тюмень имеет все шансы стать одним из ключевых звеньев этой цепи.

Но важно учитывать, что модернизация представляет собой прежде всего продукт и факт человеческого духа и разума. Мы помним слова булгаковского персонажа: «разруха не в сортирах, а в головах». Так вот и модернизация тоже прежде всего в головах, а уж потом – в технопарках. А ведь ничто так не стимулирует дух и разум, как интеллектуальный обмен – обмен идеями, мыслями, подходами. Проект «Губернаторские чтения» нацелен именно на это, и я восхищен тем, с какой скоростью и энергией Владимир Владимирович перешел от выдвижения этой идеи к ее реализации.

Сегодня этот проект начинается. Сразу хочу сказать, что в его рамках будут освещены разные аспекты модернизации – экономические, социальные, политические, культурные. Более того, будут предложены разные, далеко не всегда совпадающие точки зрения даже на одни и те же проблемы. И это прекрасно – потому что ни на один из вопросов, которые мы задаем себе, нет готовых ответов. Потому что из столкновения различных позиций и высекается искра нового знания и нового опыта. Первые искры и высечет прямо сейчас Виктор Меерович Полтерович, открывающий цикл наших встреч.

 

Академик РАН В.М.Полтерович

Спасибо большое, Владимир Владимирович, спасибо, Святослав Игоревич. Для меня большая честь начинать «Губернаторские чтения» в прекрасном городе Тюмени – энергетическом сердце России. Моя тема – «Стратегия модернизации российской экономики», и прежде всего я буду говорить о той системе управления экономическим ростом, которая могла бы стать главным инструментом этой модернизации.

Начну с тезисного изложения основных концептуальных подходов. Прежде всего следует ясно представить себе, где, в какой реальности мы сейчас находимся; я думаю, что находимся мы в эпохе экономического кризиса, который еще далеко не закончился. Кризис пришел неожиданно, очень мало кто обоснованно прогнозировал его наступление, и сейчас, как мы знаем, многие экономисты заняты тем, что пытаются объяснить его возникновение. Большая их часть сходится на том, что кризис возник из-за неправильной организации финансовых рынков: дескать, появилось много производных, недостаточно обеспеченных ценных бумаг, так называемых деривативов, осуществлялась легкомысленная политика выдачи кредитов и т.д. Другая концепция, которая кажется мне гораздо более привлекательной и убедительной, видит фундаментальную причину кризиса в логике технологических циклов. Идея технологических циклов старая, она восходит еще к трудам Н.Д.Кондратьева, но лет 15 назад она возродилась в западной литературе в виде теории «технологий широкого применения». Технологии широкого применения суть технологии, которые внедряются в широкий круг всевозможных отраслевых технологий, позволяя резко увеличить их эффективность. Электричество – лучший пример такой технологии; он сыграло революционную роль не само по себе, а потому, что оказалось использовано повсеместно. Сейчас такую же роль играют компьютеры и интернет. Опять же, дело не в самом компьютере, а в том, что он позволяет построить множество отраслевых технологий, внедряясь в них, трансформируя и совершенствуя их и тем самым стимулируя экономический рост. Постепенно возможности экспансии каждой технологии широкого применения исчерпываются – когда она внедрена уже везде, где только можно, она перестает быть двигателем экономического роста. Однако поскольку это процесс длительный, занимающий много десятилетий, экономические агенты не замечают исчерпания возможностей старой технологии широкого применения. Если на смену старой технологии своевременно приходит новая и перенимает у нее эстафету – рост продолжается. Но если передача эстафеты запаздывает, то неверные ожидания экономических агентов, продолжающих считать, что рост будет вечным, создают почву для кризиса. Именно такое мышление было характерно для экономических агентов вплоть до 2008 года. Ведь инвестиции осуществляют, исходя из ожиданий того, что рост продолжится. Когда ложность ожиданий вскрывается, мыльный пузырь лопается, и дальше начинают лопаться пузыри уже на всех рынках – независимо от того, на каком из них лопнул первый пузырь.

Характерно, что кризис начался в самой развитой стране – в США, потому что именно она наиболее чувствительна к смене технологий широкого применения или к запаздыванию такой смены. Уже оттуда кризис через финансовые рынки и систему кредитов распространился на весь мир. Если эта концепция верна, хотя ее и не все разделяют, то никакие денежные вливания в экономику и менеджмент не позволят восстановить быстрый экономический рост, пока не произойдет новый технологический переход. Для нас это пока означает дальнейшее увеличение спроса на наши ресурсы со стороны Европы и Америки, и мы должны учитывать это в своей стратегии. Наиболее вероятным кандидатом на роль новой «технологии широкого применения», по мнению экспертов, являются нанотехнологии. Однако для того, чтобы они дозрели до требуемого уровня, потребуется, по самым оптимистичным оценкам, еще около 10 лет. Поэтому можно сделать качественный прогноз: замедленный экономический рост на Западе будет продолжаться еще длительное время. Однако западные лидеры, похоже, понимают, что основой для восстановления быстрого экономического роста являются вложения в науку: США, ЕС и Япония в те же нанотехнологии вложились серьезно.

 В России, как и в других странах аналогичного уровня развития, фирмы за редким исключением не предъявляют спроса на настоящие инновации: им объективно выгоднее заимствовать новое, а не создавать его. Попытки правительства идти «против рынка», навязывая ему какую-то «инновационную стратегию», могут привести лишь к снижению эффективности бизнесов. Немногие предприятия, способные получать прибыль от производства и освоения чего-то принципиально нового, сосредоточены в нескольких передовых регионах и, главное, работают почти исключительно на экспорт. Остальные оказываются на периферии государственного внимания. Это ведет к разобщенности бизнеса и государства, к обилию незавершенных инициатив и масштабным издержкам.

 И экономическая теория, и практический опыт различных стран с очевидностью свидетельствуют, что в такой ситуации ставить задачу немедленного перехода на инновационный путь развития преждевременно. Вместо этого необходимо выработать стратегию, обеспечивающую мобилизацию усилий для эффективного заимствования и лишь затем – перехода к инновационному развитию. При этом следует добиваться модернизации широкого круга перспективных отраслей.

Теперь я перехожу к тем задачам, которые стоят перед нами. Прежде всего – о задачах национальной инновационной системы. Такая система есть система институтов развития (технопарки, венчурные фонды, банки развития и т.д.). Опыт отстававших в экономическом развитии стран, успешно преодолевших это отставание (Южная Корея, Сингапур, Япония), показывает, что на первой стадии прорыва самый эффективный путь – широкомасштабное заимствование западных технологий и методов хозяйствования при постепенном наращивании инновационного потенциала.

В 1913 году российский ВВП на душу населения составлял 28% от американского уровня. В 2006 году процент – ровно столько же. Две мировых войны, революции, эксперимент с построением совершенно необычной централизованной экономики – и мы пришли к тому же самому результату. И это на самом деле неплохо – потому что мы не стояли на месте, мы развивались! Да, мы не догнали Америку, но многие страны, находившиеся в начале ХХ в. в сходном положении, от нее только отстали. Нам часто ставили в пример Чили, и там действительно многого добились – низкого уровня коррупции, высокого уровня демократии. Однако по экономическому развитию Чили в 1913 г. находилась рядом с европейскими странами, а сейчас там ВВП на душу населения ниже, чем в России. То же самое с Аргентиной. Подавляющее большинство развивающихся стран так и не стали развитыми. Поэтому крайне важно изучать опыт успешных стран, и весь этот опыт показывает, что именно освоение того, что уже сделано передовыми экономиками, является для низ главной задачей.

Заимствование кажется простой вещью, но надо понимать, что процесс заимствования есть процесс творческий. Нужны специальные институты способствующие адаптации той или иной технологии в новой среде. Есть такое понятие «абсорбционная способность страны», то есть ее способность распознавать ценность новой внешней информации, усваивать ее и применять для коммерческого использования. Основная задача национальной инновационной системы – повышение абсорбционной способности страны. Для этого необходимы прежде всего центры диффузии и трансферта, то есть сеть государственных научных центров и государственная помощь частным предприятиям в приобретении лицензий и патентов. При помощи этих центров должны развиваться и межрегиональные связи.

 Есть большая разница между тем, ориентируемся ли мы на определенном этапе на освоение уже известных технологий или на разработку собственных инноваций. Широко распространен миф, будто для того, чтобы двигать вперед технологии, нужно способствовать развитию малого бизнеса, так как на Западе малые предприятия являются инкубаторами новых технологий. Там – да, но на этапе заимствующего технологического развития решающую роль играют крупные предприятия, и нужно в приоритетном порядке поддерживать именно их.

Следующий элемент той стратегии, которую я пытаюсь последовательно описывать, – координация экономической политики с целью увеличения абсорбционной способности страны. Есть разные направления экономической политики, которые должны быть скоординированы и нацелены на решение вышеназванных задач. Например, внешнеэкономическая политика, в которой следует особенно внимательно отнестись к следующим пунктам: регулирование импорта нового оборудования и технологий (тарифная политика); покупка лицензий; регулирование прямых иностранных инвестиций в отечественную экономику. Хочу развеять еще один миф – о том, что любые внешние инвестиции всегда выгодны. Это не так: в условиях плохого инвестиционного климата в страну придет только рисковый инвестор и принесет с собой устаревшие бесперспективные технологии. И будет он озабочен только репатриацией прибыли и более ничем. Китай, между прочим, категорически требует, чтобы иностранная фирма, приносящая новые технологии, нанимала китайский персонал, в том числе на позиции высокопоставленных менеджеров. Передача передовых технологий отечественным предприятиям как условие иностранных инвестиций – сейчас это должно стать для нас просто законом. И инвестор согласится, потому что для него-то это не самые новые технологии, по-настоящему новые он еще только разрабатывает…

Необходимы также четкие правила создания совместных предприятий, стимулирование аутсорсинга, поддержка экспорта, освоение новых методов организации производства.

Важное место должно быть уделено совершенствованию обучающих программ. Необходимо создать фонды, финансирующие приглашение западных профессоров, стажировки наших преподавателей и студентов за рубежом, возвращение на родину соотечественников, получивших образование или имеющих опыт работы на Западе. Надо обеспечить адекватную и своевременную реакцию российской системы подготовки кадров на изменение потребностей производства, сделав больший упор на выработку общих компетенций и навыков и на формирование системы непрерывного обучения (вечерние курсы, центры переобучения и повышения квалификации, стажировки российских специалистов на «продвинутых» предприятиях – как российских, так и зарубежных). Также следует создать систему прогнозирования спроса на труд в разрезе профессий и квалификаций по регионам. Разумеется, нужно обеспечить и регулярную подстройку структуры бюджетного финансирования образовательных программ под новые потребности.

Теперь я уже могу перейти непосредственно к описанию Системы интерактивного управления ростом – СИУР. СИУР – это комплекс институтов, обеспечивающих взаимодействие между государством, бизнесом и обществом и имеющих целью инициацию и осуществление широкомасштабных проектов модернизации производства и развития территорий. В рамках СИУР государство играет роль координатора. СИУР состоит из трех компонентов: национальной инновационной системы, системы координации экономической политики и системы интерактивного планирования. О первых двух составляющих уже было сказано, рассмотрим третий – интерактивное планирование.

Интерактивное, или, как его чаще называют, индикативное планирование в той или иной использовалось во всех тех развивающихся странах, которым удалось стать развитыми. Главная задача такого планирования – создание в стране обстановки взаимного доверия между всеми субъектами развития. Только оно может и должно заместить централизованное планирование там, где оно становится неэффективным. Централизованное планирование позволяет решать ограниченный круг простых, хотя, может быть, и больших задач. В том же случае, когда перед нами множество взаимосвязанных локальных проблем, централизованное планирование не поможет.

В основе интерактивного планирования – четыре принципа:

1) Общие планы формируются на основе проектов модернизации отдельных секторов и территорий, разрабатываемых в процессе диалога федеральных и региональных администраций, бизнес-ассоциаций  и структур гражданского общества. Особо подчеркну: диалог бизнеса с государством должен осуществляться на уровне не столько отдельных фирм (конечно, за исключением компаний-гигантов, с которыми волей-неволей придется разговаривать в индивидуальном порядке), сколько на уровне ассоциаций.

2) Процесс планирования является непрерывным, «скользящим» – к началу каждого года разрабатывается система взаимоувязанных долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных планов. Нельзя планировать все на 20 лет вперед; гибкость, готовность корректировать планы – необходимое условие эффективности.

3) Выполнение планов достигается не за счет административного принуждения, а за счет рыночных стимулов и с помощью рыночных механизмов. Жесткая система планирования всегда разваливается и не дает результатов, работает только система взаимодействия.

4) Государство играет роль координатора не только на стадиях отбора и реализации проектов, но и на самой первой стадии – стадии их инициации. Государство должно в какой-то форме выдавать гарантии осуществления проектов, стимулировать экономических агентов к проектному мышлению и проектной деятельности, одновременно снижая для них риски вхождения в такие проекты. Причем «точечная» стратегия имеет ограниченную сферу применения, думать нужно о стимулировании целых отраслей и регионов – и, главное, расширять каналы распространения позитивного опыта. Именно поэтому государство должно подавать сигналы о своей готовности поддерживать эффективные проекты бизнес-ассоциациям, а не отдельным фирмам – тогда, кстати, и ассоциаций будет становиться все больше, и заниматься они будут не только лоббизмом. А то я недавно, беседуя с одним высокопоставленным администратором, спросил его: «А почему Вы не привлекаете бизнес-ассоциации?». Он ответил: «А там не с кем разговаривать». Потому и не с кем, что вы с ними не разговариваете о серьезных вещах! Начнете, дадите по-настоящему мощный сигнал – и все изменится!

Возглавлять эту деятельность должно Федеральное агентство по интерактивному планированию, подчиненное непосредственно главе правительства. Деятельность такого агентства должна опираться, с одной стороны, на региональные агентства по планированию, с другой – на систему экспертных комиссий, включающих представителей администраций, профсоюзов, ассоциаций потребителей и отраслевых ассоциаций бизнеса. Должен быть разработан итеративный процесс сбора и обработки информации и согласования решений, использующий современные аналитические средства.

Необходимо выработать единые требования к проектам модернизации на уровне отрасли и региона; в частности, все проекты должны включать в свой состав расчет эффективности по единой методике. Формирование такой системы – длительный процесс, поэтому следует развертывать ее постепенно, добиваясь положительных результатов на каждом этапе.

Финансирование широкомасштабных проектов модернизации должно, как правило, осуществляться в рамках проектного подхода и с использованием схем частно-государственного партнерства. В наших условиях проектное финансирование приобретает особое значение, поскольку крупные банки располагают (или, по крайней мере, имеют возможность располагать) необходимой информацией и высококвалифицированными специалистами по оценке эффективности проектов.

Общая схема проектной деятельности в подобной системе такова:

  • разработка идеи проекта (форсайт);
  • одобрение идеи проекта экспертным советом при Агентстве по интерактивному планированию;
  • разработка чернового варианта проекта – совместно профильным департаментом Агентства и соответствующей отраслевой ассоциацией;
  • одобрение самого проекта экспертным советом и выбор банка, его финансирующего;
  • детальный расчет эффективности проекта по схеме проектного финансирования;
  • заключение договора о намерениях;
  • включение проекта в индикативный план;
  • заключение договора о реализации проекта по схеме частно-государственного партнерства;
  • сопровождение проекта Агентством и банком.

В последние пять лет в России фактически идет стихийное формирование подобной системы планирования. Так, элементы территориального планирования введены Градостроительным кодексом РФ в конце 2004 г. Стратегические планы территориального развития разрабатываются администрациями некоторых районов, городских и сельских поселений, других территориальных образований. Стратегии развития разработаны для ряда важнейших отраслей. В мае 2009 г. подписан президентский указ «Об основах стратегического планирования в Российской Федерации». Но мы еще только в начале пути…

Теперь в качестве иллюстрации я остановлюсь на конкретном проекте, который мы с коллегами разрабатываем в течение многих лет и который подошел уже очень близко к стадии реализации. Но перед этим я хочу процитировать высказывание губернатора Калужской области А.Д.Артамонова, которое, как мне кажется, довольно точно отражает существо целей государственного участия в управлении экономическим ростом: «Сегодня энергетики не инвестируют в инфраструктуру, мотивируя это отсутствием потенциальных потребителей-инвесторов. В свою очередь, инвесторы не приходят потому, что нет инфраструктуры. Пытаясь решить эту проблему, развивая индустриальные парки, администрации регионов выступают третьей стороной: инвесторам гарантируется наличие инфраструктуры, а сетевым компаниям – необходимое количество потребителей-инвесторов. … Как доказал опыт Калужской области, модель работает –  в отличие от схемы, предлагаемой Инвестфондом РФ, который требует, чтобы инвестор взял риски на себя» (Артамонов А.Д. Стратегии развития Калужской области // Федерализм. 2009. № 3 –  С.17). Это очень важная мысль – в ситуации отсутствия взаимного доверия рост невозможен. Рынок проблему дефицита доверия решает очень медленно, а вот государство может решить ее довольно быстро. И должно решать.

Так вот, проект, о котором я хочу рассказать, представляет собой проект развития массовой ипотеки – проблема, актуальная для многих регионов, но тут важна  даже не сама проблема, а предлагаемый нами метод ее решения. В начале 1990-х гг. все бывшие социалистические страны озаботились созданием ипотеки, так как в соцлагере ее просто не существовало. Самые простые ипотечные институты – это кооперативы. Они держатся на коллективном доверии участников кооператива, которые все лично знают друг друга и доверяют друг другу уже поэтому. Дальнейшее развитие кооперативов породило строительно-сберегательные кассы, уже меньше зависящие от сетей персонального доверия. Стройсберкассы, обеспечивающие совмещение планов накопления и плданов кредитования, – наиболее эффективный метод субсидирования покупки жилья при несовершенном кредитном рынке.Они сыграли важную роль в формировании кредитной системы в Чехии (там через 10 лет в этой системе участвовало 50% населения), Словакии, совершили буквально переворот в массовой сберегательной культуре. В развитой кредитной системе они перестают быть эффективными, на смену им приходят банковские институты, но это происходит позже. В России и, например,  Польше сразу начали с попыток построения ипотеки по модели наиболее развитых стран, что в отсутствие развитой сберегательной культуры населения оказалось неээфективно, да еще и замедлило формирование самой этой культуры. И  вот в настоящее время по заказу администрации Краснодарского края и при участии Сбербанка нами ведется разработка пилотного проекта создания массовой ипотеки для Краснодара с учетом специфики города.

Целью проекта является расширение доступа к жилью основных слоев населения, то есть слоев с невысокими доходами. Для достижения этой цели планируется сформировать:

1) систему целевых жилищных накоплений – банковских спецсчетов, функционирующих по алгоритму стройсберкасс;

2) сектор субсидируемого строительства дешевого жилья.

В современной России система целевых жилищных вкладов является для населения с невысокими доходами наиболее эффективным инструментом. Этот вывод опирается на анализ истории и эволюции ипотечных институтов во всем мире за два века, на изучение опыта создания ипотеки в странах Восточной Европы и попыток создания ипотеки в России в 1992-2008 гг., на расчеты по специально разработанной для российских условий математической модели, а также на сопоставление опыта работы ипотек систем в переходных экономиках в условиях текущего кризиса.

 Для того, чтобы обеспечить участникам системы жилищных накоплений достаточно низкие цены, планируется сформировать компанию-девелопер, находящуюся в собственности администрации. Благодаря девелоперу застройщики освобождаются от рисков и обременений, нередко возникающих при взаимодействии с коммунальными службами. Кроме того, застройщикам обеспечивается спрос со стороны вкладчиков спецсчетов, а при определенных условиях предусматриваются дотации из регионального бюджета. В обмен на это застройщик обязуется ограничить цены на жилье. Таким образом, благодаря координирующей роли администрации и устраняется тот обоюдный дефицит доверия, который более всего препятствует успешной работе более «продвинутых» ипотечных моделей.

Перехожу к выводам. Вообще-то существует два пути формирования СИУР:

1) путь «сверху»: принятие соответствующих федеральных законов;

2) путь «снизу»: создание региональных агентств развития с последующей их интеграцией в состав федерального агентства.

Первый подход использовался при либерализации советской экономики в начале 1990-х гг. Результат известен: экономический спад, полная потеря интереса бизнеса к промышленности и т.д. А ведь практически одновременно свои экономические реформы осуществлял Китай. И «китайский подход» состоял в постепенном включении регионов в рыночную экономику (сначала таких регионов было всего шесть, причем в них экспериментировали, использовали разные методы и инструменты – отбирая наиболее эффективные). В Китае процесс открытия экономики длился 15 лет, и в итоге Китай сделал свою экономику открытой.Этот путь менее рискован и более продуктивен, поскольку допускает институциональный эксперимент.

Весьма вероятно, что система интерактивного управления ростом в России будет формироваться не сверху – путем издания соответствующих федеральных законов, а на региональном уровне – путем создания региональных агентств по планированию, центров развития и т.п. В задачи таких агентств должно входить:

  • создание «площадки» для взаимодействия бизнес-ассоциаций, региональной администрации и представителей гражданского общества с целью инициирования, разработки и отбора эффективных модернизационных проектов;
  • разработка (совместно с соответствующими подразделениями регионального правительства) системы «скользящих» планов;
  • координация деятельности региональных институтов развития;
  • выдача региональным властям рекомендаций о координации и коррекции различных аспектов экономической политики с целью повышения абсорбционной способности региона.

Изучение опыта догоняющего развития показало, что для его успеха необходима система, включающая три основных элемента:

  • «скользящее» интерактивное планирование;
  • институты трансфера технологий;
  • координация экономической политики.

Такая система должна способствовать увеличению абсорбционной способности страны (или региона) и обеспечивать взаимодействие правительства, бизнеса и общества для формирования эффективных проектов модернизации. При этом результат может быть получен уже на начальных этапах формирования такой системы.

И еще одно: часто можно услышать такое мнение, что до тех пор, пока у нас сильная коррупция и слабые институты, экономика развиваться не будет. Во-первых, тот же самый опыт успешных развивающихся стран опровергает это мнение – быстрый рост возможен и в условиях высокой коррупции. Во-вторых, практика показывает, что быстрый рост, если его удается обеспечить, сам по себе способствует укреплению институтов и снижению коррупции – и то, и другое становится выгодно всем. Так что призываю вас к оптимизму.

Спасибо за внимание. 

С.И.Каспэ:

Рассуждение Виктора Мееровича о двух путях формирования СИУР – «сверху» и «снизу» – напомнило мне анекдот двадцатилетней давности. В нем говорилось, что есть два сценария, позволяющих России справиться со своими проблемами – реалистический и фантастический. Реалистический состоял в том, что прилетят марсиане и все сделают за нас. Фантастический – в том, что мы все сделаем сами. Это чудовищный анекдот, и все эти 20 лет мы его опровергаем. Надо опровергать дальше.

 

Директор Института нефти и газа Тюменского государственного нефтегазового университета С.И.Грачев

Презентация

Не претендуя на полноценный содоклад, я хотел бы рассказать об одном из тех инструментов обеспечения экономического роста, который в настоящее время создается в Тюменской области. Но предварительно хочу сказать, что, как свидетельствуют данные, представленные в первой части моей презентации, абсорбционная способность региона довольно высока. Мы готовы к широкомасштабному заимствованию передовых технологий, которыми владеют иностранные компании, работающие в нашем регионе –  впрочем, не только иностранные, но и российские. Вопрос в том, как правильно организовать этот процесс и извлечь из него максимум пользы.

Инструмент, которым мы собираемся воспользоваться, называется «технологическая платформа». К участию в их создании призывают Минэкономразвития и Министерство образования и науки, и Тюменская область откликается на этот призыв. Технологическая платформа – это прежде всего коммуникационный инструмент, направленный на активизацию усилий по созданию перспективных коммерческих технологий, новых продуктов и услуг; на привлечение дополнительных ресурсов для проведения исследований и разработок на основе участия всех заинтересованных сторон (бизнеса, науки, государства, гражданского общества); на совершенствование нормативно-правовой базы в области научно-технологического, инновационного развития. В нашем случае речь идет о технологической платформе «Российский нефтегазовый сервис», что отвечает исторически сложившемуся экономическому функционалу Тюменской области. Координатором технической платформы должен стать государственный орган – Правительство Тюменской области. Главной ее задачей является всесторонняя модернизация сервисных услуг в области нефте- и газодобычи на территории России.

В результате создания платформы эта ключевая для страны отрасль постепенно преодолеет зависимость от иностранных технологий и компаний, которые на сегодняшний день контролируют рынок нефтегазового сервиса.

С.И.Каспэ:

Сейчас прозвучала очень важная мысль, к которой я хочу привлечь специальное внимание. Часто полагают, что заимствование само по себе означает зависимость, и на этом основании отвергают тот путь развития, который описывал академик Полтерович. Но в докладе Сергея Ивановича было ясно показано, что при определенных условиях, при правильной организации заимствование – это, наоборот, освобождение от зависимости! Понимание этого может обеспечить более продуктивное отношение к тому состоянию зависимости, в котором мы сейчас находимся – и к тем решениям, которые позволят от него уйти.

 

Заведующий кафедрой экономической теории и прикладной экономики Тюменского государственного университета А.Н.Янин

Россия пытается модернизироваться уже 300 лет, начиная с Петра I. Каждый этап российской модернизации имеет свои особенности; специфика современного этапа в том, что мы пытаемся уйти от так называемой сырьевой зависимости. Для Тюменской области это особенно актуально, поскольку нефтегазовая отрасль дает три четверти нашего валового регионального продукта. Причем основная часть экономического потенциала размещается на севере области, где глубокая диверсификация экономики невозможна в принципе. Поэтому наша генеральная задача в том, чтобы модернизировать нефтегазовую отрасль, то есть сместить акцент с добычи на переработку.

И тогда на первый план выходит проблема перспектив добычи нефтегазовых ресурсов в Тюменской области. На первый взгляд все обстоит хорошо: средняя себестоимость добычи тонны нефти 100 долларов, ее цена в Европе – 500-600 долларов, что вроде бы создает огромный запас экономической прочности. Но затраты на добычу нефти все время растут, и эту тенденцию не остановить. С другой стороны, нефтегазовый сектор не может развиваться без больших инвестиций. Часто говорят, что главная проблема отрасли – низкая нефтеотдача. На мой взгляд, подлинная проблема в другом – в наших экономических стратегиях в горизонте ближайших 15-20 лет заложено бурное разрастание инфраструктуры (трубопроводной прежде всего), и оно  рассматривается как безусловное благо. Но к чему приведет такой курс? Объем перекачки увеличиваться уже не будет – страна находится на максимуме добычи, а вот расходы на содержание и обслуживание инфраструктуры увеличатся колоссально. И перспектива неизбежного падения прибыли заботит не только нефтегазовые компании, но прежде всего нефтегазовые регионы. НДПИ, значительной части поступлений от которого мы лишились, на самом деле ведь не был основным источником пополнения областного бюджета. Самый крупный источник – налог с прибыли. И нынешний областной бюджет слишком оптимистичен в оценке объемов сбора налога на прибыль. На самом деле ситуация может быть значительно хуже – добыча снижается с каждым годом, в прошлом году на 2%, и это неизбежное истощение месторождений продолжится. Соответственно, сопряженные с нефтедобычей сферы строительства и обслуживания тоже будут сжиматься или уходить из региона. Чтобы удержать ситуацию, придется снижать НДПИ, снижать экспортные пошлины, но сейчас об этом стараются не думать. Хочу привести высказывание академика Ивантера, опубликованное в журнале «Эксперт»: «Нормальный бизнес тратится на инновации только от большой беды». Ровно в таком положении мы и оказались. 

И еще одно: сколько ни спорь о роли государства в модернизации экономики, но в любом случае без создания конкурентной среды модернизация невозможна. Кремниевую долину создавало не государство; модернизация происходит там, где компании, действуя в конкурентной среде, могут не только избежать «большой беды», но еще и заработать на развитии новых технологий.

 

Доцент кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета Н.О.Вилков

Начну с сюжета, недавно виденного по телевизору: обокрали Эрмитаж, вынесли какие-то ценности – и не могут точно подсчитать ущерб, потому что, как выяснилось, никто не знает, сколько стоит этот богатство. То же самое происходит и с богатствами российских недр – какие возможны прогнозы и стратегии, если запасы до сих пор даже не оценены?

О природе современного кризиса: он похож на кризис 1929-1932 гг. хотя бы тем, что перед ним был достигнут такой же вопиющий разрыв в доходах беднейшей и богатейшей частей населения. Этот разрыв и стал одной из фундаментальных причин кризиса, и точно так же, как тогда, стандартные методы регулирования экономики не дают результатов. Поэтому надо вернуться к опыту Рузвельта и сосредоточиться на реформе социальной сферы. Вот в этом я вижу подлинную модернизацию.

Теперь о больших кондратьевских циклах: ведь надо учитывать, что существуют и накладываются друг на друга разного рода волны и пульсации, и эти волны захватывают все общество, весь социальный организм. Ни одна из волн сама по себе ничего не объясняет, фокусировка на одном типе волны сводит разговор к терминам «среда» и «субъект» и тем обедняет его. А на самом деле есть единый социум, органичное развитие которого следует обеспечить.

Согласен с предыдущим оратором: без конкуренции ничего не получится. Да, крупные фирмы тратят на обучение своего персонала примерно столько же, сколько государство тратит на высшее и среднее образование. Но обучают они рабочих, потому что крупному бизнесу нужны рабочие, а не ученые и инженеры, способные создавать инновации. Крупный бизнес существует вне конкурентной среды, а конкурентную среду как питательную почву для инноваций создает малый и средний бизнес.

 

Свободный микрофон

Председатель правления Союза работодателей Тюменской области А.К.Лазаренко:

Виктор Меерович, Как соотносится ваша теория происхождения кризиса с тем известным со времен Маркса тезисом, что производительные силы развиваются быстрее производственных отношений? У Вас вроде бы получается наоборот?

 

Директор Центра дистанционного образования Тюменского государственного нефтегазового университета С.М.Моор:

Мы столкнулись не с экономическим, а с антропологическим кризисом. Экономического кризиса нет, это подтверждает практика: вокруг моего огорода этим летом выстроили восемь коттеджей. В экономический кризис так не бывает. А преодолеть антропологический кризис можно только взаимодействием государства, гражданского общества, бизнеса и науки, их совместными усилиями по созданию конкурентной среды. Именно в этой среде принимаются те внутренние решения, которыми преодолевается кризис. 

 

Первый заместитель директора департамента финансов Тюменской области М.В.Таранов:

Виктор Меерович, что все-таки для нас более приоритетно – модернизация или индустриализация? Так сказать, «модернизация мозгов» или в очередной раз «электрификация всей страны»? Вы много говорили о заимствованиях с Запада, но что мы сможем заимствовать, если нам банально не дают ценные технологии? Модернизационный рывок Японии или Юго-Восточной Азии – исключительно заслуга их внутренней политики или он обусловлен геополитически?

 

Доцент кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета Е.М.Черкашов:

Главный вопрос для нас: мы проводим модернизацию на основе своих собственных достижений или на основе заимствований? Точнее, что конкретно мы развиваем сами, а что заимствуем?

Все заимствовать нельзя; именно поэтому государство должно поддерживать малый бизнес. Это главный мотор, конвертирующий инновационные процессы в экономический рост и качество жизни.

 

Управляющий директор ОАО ИПФ «Сибнефтеавтоматика» Г.С.Абрамов:

Не кажется ли Вам, Виктор Меерович, что одной из главных причин кризиса стало увеличение разрыва между себестоимостью и продажной ценой любого продукта? Не кажется ли Вам, что данные по нашему ВВП, по нашим бюджетным доходам сильно занижены из-за наличия «серых» схем и теневых оборотов – и что наличие объективных данных сильно скорректировало бы наши представления о реальной ситуации?

 

Директор Института предпринимательства Уральского федерального округа А.Ф.Гембарская:

Спасибо Владимиру Владимировичу за то, что он организовал такие чтения. Хочу выступить с конкретной идеей: недавно обнаружила, что в американском штате Орегон есть специальный правительственный сайт – бизнес-план развития штата, куда жители могут отправлять свои инновационные предложения. Не хотите ли создать в Тюмени что-то подобное – аналогичную площадку для обсуждения новых идей?

 

Председатель Тюменской областной Думы С.Е.Корепанов:

Виктор Меерович, Вы сказали, что основную причину кризиса видите в запаздывании смены технологических циклов. Скажите, пожалуйста: мог ли не начаться этот кризис, если бы финансовые рынки работали нормально? Ведь перед кризисом по фючерсам торговалось в 40 раз больше нефти, чем ее производилось реально! Мог ли не начаться этот кризис, если доллары США печатаются в три смены, а их стоимость ничем реальным не подкреплена? Мог ли не начаться этот кризис, если доходы от финансовых спекуляций росли гораздо быстрее, чем производительность труда?

 

В.М.Полтерович:

В силу ограниченного времени я не смогу ответить на все вопросы и все  высказанные соображения – поневоле придется реагировать выборочно.

О причинах финансового кризиса надо задавать несколько другие вопросы: почему так, а не иначе, работают финансовые рынки? Почему печатают так много долларов? Их печатают, исходя из ожиданий быстрого роста. Но главное, почему американцы могут себе позволить печатать доллары – потому, что они успешнее, чем кто-либо еще в современном мире, производят инновации, а весь остальной мир их покупает. За доллары, естественно. То же самое и с диспропорциональным ростом доходов от финансовых спекуляций: они росли потому, что все предполагали, что потребление и впредь будет расти так же бурно. Так что эти замечания вовсе не противоречат тому, что я говорил.

Вопрос о конкуренции. Я ведь специально не упоминал в своем докладе слово «конкуренция»; о пользе конкуренции говорят все, но мало кто говорит о том, насколько это в действительности затратный, увеличивающий издержки механизм. Давайте представим, что мы отменим все ограничения конкуренции, например, в боксе: кто на это согласится? Боксеры-тяжеловесы, конечно, согласятся с тем, что введение «искусственных» барьеров, весовых категорий в боксе – дело неправильное. Результат понятен – они и выиграют. Конкуренция хороша тогда, когда каждая из сторон имеет шансы на выигрыш. А если нет? Конкуренция может быть и полезной, и вредной. Тот тезис, что конкуренция для экономики развивающихся стран полезна, лег в основу известного «Вашингтонского консенсуса». Эта идея оказалась провальной, следуя ей, латиноамериканские и восточноевропейские страны проиграли в схватке с тяжеловесами. А вот Китай или, например, Вьетнам не следовали этой идее – и выиграли. Конкуренция выгодна сильным.

Снова о малом бизнесе. Конечно, его надо поддерживать – но не в надежде получить инновации, а потому, что это вообще полезная вещь, создающая рабочие места. Инновации от малого бизнеса мы получим еще очень нескоро, если вообще получим. Нам надо сравнивать себя не с современной Америкой, а с Америкой полувековой давности – в ней тогда инновации создавали крупные фирмы.

Мне очень приятно было слушать Сергея Ивановича Грачева, который, как я узнал, еще и входит в экспертный совет технопарка «Западно-Сибирский инновационный центр нефти и газа». Это тот редкий случай, когда технопарк знает, что он должен делать на самом деле – развивать не абстрактные «инновации», а конкретные технологические платформы. Перед технопарками и им подобными структурами надо ставить выполнимые задачи, иначе лучшее, что они смогут сделать – положить выделенные на развитие деньги в банк под проценты. По крайней мере в убытке не останутся – но инновации ли это?

Относительно модернизации социальной сферы – абсолютно верно. Есть такой, может быть, главный принцип проведения реформ – компенсация проигравшим. От реформ всегда кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает, и проигравшие должны получить компенсацию, иначе они сорвут реформу. Кстати, этому принципу аккуратно следует тот же Китай. Хотите провести успешные реформы – следите, чтобы люди были довольны или по крайней мере не оскорблены.

О типах волн экономической конъюнктуры. Да, само существование длинных волн долго отрицалось или, по крайней мере, не признавалось профессиональными экономистами – просто потому, что строго эконометрически проверить эту теорию невозможно. Тем не менее в последние годы появились исследования и публикации, эмпирически подтверждающие правоту Кондратьева.

О модернизации. Конечно, важна и «модернизация мозгов», и «электрификация всей страны». Но для тех стран, которые по-настоящему хотят стать лидерами в мире будущего, «модернизация мозгов» важнее.

О том, что нам не дают заимствовать передовые технологии. Так надо просто жестко прописывать условия передачи технологий в контрактах с инвестором, а в случае аргументированной необходимости заимствования особенно дорогих технологий – привлекать государство и бизнес-ассоциации.

Что надо заимствовать, а что развивать внутри страны? Конечно, все, что можно создать внутри – нужно создавать внутри, и всячески поддерживать этот процесс. Но все, что объективно нельзя создать внутри (или слишком долго, или слишком дорого) – нужно без колебаний заимствовать.

 

Губернатор Тюменской области В.В.Якушев:

Я благодарю всех тех,  кто сегодня принял участие в первой встрече в рамках проекта «Губернаторские чтения». Особенно хочу поблагодарить Виктора Мееровича – я думаю, благодаря ему первый блин не получился комом. Мы получили множество интересной информации, нам дан хороший стимул для дальнейшей работы. Хотелось бы высказать несколько соображений по результатам дискуссии.

Сама идея «Губернаторских чтений» была высказана в моем недавнем послании.  Вы знаете, что на протяжении последних трех лет в своих посланиях я последовательно говорю о построении будущего нашей области, делюсь теми мыслями, которые меня волнуют. И меня по-настоящему волнует проблема модернизации – не в порядке кампанейщины, способной погубить любое дело, а потому, что это действительно ключевой вопрос, от которого зависит наше будущее. Но смотрите, что получается: тут выступали представители гражданского общества, говорили о необходимости площадки для обсуждения инновационных идей. Да есть такие площадки – например, видеоблог губернатора. Я там предложил обсудить тему моего послания, целиком посвященного проблеме модернизации. За все время поступило всего двенадцать комментариев от пяти блоггеров, с которыми я и переписываюсь! Вот и вся активность гражданского общества.

Если обязательно нужно, прошу простить меня за выражение, пнуть кого-то, чтобы что-то полезное начало делаться, то это имеет прямое отношение к вопросу о конкурентной среде. В конкурентной среде никого пинать не надо. Почему, когда в регион приходит инвестор, он считает своим первым долгом прийти к губернатору и получить от него кивок на реализацию инвестиционного проекта? Зачем? Для чего? Почему так сложилось? Я этого не понимаю и не одобряю. Должен быть создан такой механизм, который позволит инвестиционному проекту развиваться свободно, без постоянного административного поддавливания. Конечно, сигнал от государства должен быть, на текущем этапе нашего развития без сигнала государства развитие серьезных инвестиционных проектов невозможно. Но во всех остальных отношениях бизнес, конечно, должен учиться двигаться самостоятельно – а всем остальным надо учиться бизнесу помогать, тем самым создавая подлинно конкурентную среду.

Полностью согласен с Виктором Мееровичем, что нужно с умом заимствовать, а не изобретать велосипеды. И такую «умную» систему управления ростом мы будем создавать.

Что касается нефтегазовой отрасли – этот вопрос не может не беспокоить всех жителей Тюменской области, да и всех россиян. Давайте трезво смотреть на вещи: мы живем на доходы от продажи углеводородов и будем на них жить еще несколько десятков лет, никакой другой сектор не обеспечит России необходимые финансовые ресурсы. Значит, наша задача в том, чтобы использовать еще имеющееся время для грамотного маневра ресурсами, развить новые отрасли, создать инновационную экономику. И тут рекомендации Виктора Мееровича могут быть очень полезны. Важно, что мы наконец-то стали обсуждать не сиюминутные процессы, а возможности построения долгосрочной программы развития. Известно, что долгосрочные прогнозы – дело легкое и безответственное, потому что их авторы  уверены, что через 20 лет с них никто за эти прогнозы не спросит. Но это значит только то, что будущее надо не просто прогнозировать, а создавать.